Однополые браки и демография: где просчитались скрепоносцы?

Российские архаизаторы часто мотивируют свою гомофобию заботой о рождаемости. Только действительность опровергает каждое их слово

В популярном московском ТГ-канале на миллион с лишним подписчиков прошёл любопытный опрос. Читателей спрашивали, что больше всего угрожает демографии. Из 170 тысяч ответивших (вот это релевантная выборка!) 35% сошлись на том, что всему виной неуверенность в будущем. Ещё 30% сослались на низкие доходы. А вот на третьем месте оказались однополые браки. К слову, почти столько же респондентов ответили, что демографии угрожает нестабильность, но речь сейчас не о ней.

Однополые браки и демография: где просчитались скрепоносцы?

Итак, 14% читателей ТГ-канала «Новости Москвы» винят в низкой рождаемости геев и лесбиянок. Это, конечно, не пресловутое путинское большинство, но заставляет задуматься. К тому же, первые лица государства тоже мотивировали свои гомофобные инициативы этим вопросом. Мол, у нас деток мало рождается. Поэтому мы за «традиционные» семьи, желательно многодетные.

А что с демографией?

А с ней в России действительно беда. В прошлом году естественная убыль населения (когда родилось меньше людей, чем умерло) превысила миллион человек. Многие решили, что это из-за ковида. 

Но, по данным Росстата, за январь-май 2022 года убыль составила 355,1 тысяч человек. Это всего на 5 тысяч меньше, чем за аналогичный период прошлого, пандемийного года. Болячка, вроде, немного отступила, смертность снизилась (на 26 тыс. чел). Вот только количество родившихся уменьшилось ещё сильнее: на 31 тысячу. И все эти дети были зачаты ещё до войны и спровоцированного ею кризиса. 

И всё это происходит в скрепной России, где однополые союзы вне закона («скажите спасибо, что пока не ввели статью за мужеложство), где брак — это союз мужчины и женщины, а вместо богомерзкого Святого Валентина на государственном уровне празднуют странных персонажей Петра и Февронию. 

А как у них?

В ни разу не скрепных Нидерландах, где вседозволенность, однополые браки, марихуана и всё не православненько, демография тоже в кризисе. В 2021 году естественный прирост составил жалкие 7,7 тысяч человек (на фоне российской убыли в миллион — не так и плохо). На 1000 человек пришлось 10.2 родившихся и 9.7 умерших. Для России эти показатели составляют 9,7 и 14,6 соответственно.

Ну да ладно, а что за океаном? В США родившихся и умерших оказалось почти поровну, а естественный прирост составил 44 тысячи человек. 

А вот в куда более близкой к нам по климату Канаде естественный прирост — 57,7 тысяч. И да, там количество официально зарегистрированных однополых браков давно перевалило за 100 тысяч. Правда, это всего лишь около одного процента от общего количества бракосочетаний, и многие пары воздерживаются от регистраций, но тем не менее.

Так в чём причина?

Конечно, скреполюбы сразу могут привести контрдовод: а вот в старину у нас рожали по 12 детей, население росло, а потом тлетворный Запад всех развратил. А ещё напомнят, что в самых религиозных регионах страны рождаемость выше.

Но любой вменяемый социолог знает причину снижения рождаемости, и она описывается тремя словами: Второй демографический переход. Первый случается в эпоху индустриализации и урбанизации: люди переезжают в города, получают доступ к медицине, в результате всё больше детей доживает до совершеннолетия (в скрепные времена это удавалось немногим) и получается демографический взрыв. А второй — это когда женщины получают равные права, семьи становятся нуклеарными, контрацепция доступной. В итоге рожают меньше и позже, зато в каждого ребёнка вкладывают максимум усилий. Грубо говоря, это переход от количества к качеству.

Всё это очень приблизительное и неточное с научной точки зрения описание. Но важно, что все мы так или иначе этот переход переживаем: и тлетворный Запад (раньше), и постсоветское пространство, и дружественный Китай. И до Африки даже начинает доходить.

[adrotate group="1"]

Но вот в чём загвоздка. Разные страны эти этапы проходят со своей спецификой. Китайцы, испугавшись последствий первого демографического перехода, прозевали второй. В итоге эхо политики «одна семья — один ребёнок» может вскоре обрушить Поднебесную в экономическую катастрофу. В России власти решили отменить социальный прогресс и загнать общество в состояние вековой давности. Получается не очень, дальше будет только хуже. А вот развитые страны пошли по иному пути и предоставили гражданам возможность самим решать, в каких семьях им жить.

А что же однополые браки?

Результат очевиден: второй демографический переход развитые страны переживают куда мягче. Во-первых, за счёт иммиграции: они привлекают качественный человеческий капитал из стран второго и третьего мира, получая тем самым не только рост экономики, но и пополнение генофонда. Во-вторых, и рождаемость там получше, чем в диктатурах. 

И причина этого хорошо видна и в результатах опроса московского паблика. Когда люди живут в стабильном государстве и уверены в будущем, они более охотно заводят детей. Они понимают всю важность этого решения, они ответственны перед новыми поколениями. Они знают, что ребёнок получит хорошее образование и достойную работу, что его не будут травить в школе пропагандой и не отправят на войну по прихоти очередного правителя. Они уверены, что их будущее лучше прошлого.

И да, однополые семьи тоже обзаводятся потомством. Способы для этого есть, они разные, но легальные и одобряемые обществом. К примеру, музыкант Элтон Джон и актёр Нил Патрик Харрис в своих семьях воспитывают по двое детей. Они вырастут в любви и заботе, их не отберут органы опеки, их не загнобят в школе.

И если напрямую однополые браки не столь сильно влияют на демографию, то косвенная роль велика. Если страна уважает любую семью, если она гарантирует равенство и свободу выбора, то и гетеросексуальные пары чаще склоняются к тому, чтобы произвести в этот мир нового человека. 

И что теперь?

В России перемены к лучшему — это вероятность, которая стремится к нулю. Как бы ни старались власти загнать население в «прекрасное» прошлое, люди видят, что происходит вокруг. И да, вопреки линии партии, они не скот, и не размножаются по приказу царя-батюшки. Нынешняя война лишь усугубит демографическую катастрофу, и выбираться из неё придётся долго, если вообще получится.

А есть ли вообще шанс? Конечно. Но многое должно измениться. Примеров, благо, хватает. Просто надо делать всё наоборот. Не делить людей на сорта, не заниматься оголтелым патернализмом, а просто обеспечить хорошее настоящее и прекрасное будущее. И если оно вообще возможно, то одним из ярчайших признаков будет признание однополых союзов. 

А пока этого не случилось, каждый решает, как ему действовать в нынешней ситуации. Можно попытаться сберечь свой маленький мир, можно бороться за свои права, осознавая все риски этой борьбы. А можно просто уехать туда, где их уже уважают. И никто кроме самого человека, встретившего своё счастье (которое, конечно, не бывает «неправильным»), не имеет права диктовать этот выбор.

Текст: Antony Sπyros

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

[adrotate group="5"]

Не пропусти самые интересные статьи «Парни ПЛЮС» – подпишись на наши страницы в соцсетях!

Facebook | ВКонтакте | Telegram | Twitter | Помочь финансово
Яндекс.ДЗЕН | Youtube
БУДЬТЕ В КУРСЕ В УДОБНОМ ФОРМАТЕ