С любовью из ада: россияне отстояли право ЛГБТ-европейцев на семью

Шесть активисток и активистов из России добились, чтобы государства Совета Европы признавали однополые союзы

17 января Большая палата Европейского Суда по правам человека вынесла историческое постановление. О том, как в интересах ЛГБТ-людей сработали международная адвокация и стратегическое судопроизводство, портал «Парни плюс» попросил рассказать нашего друга — юриста по защите прав ЛГБТ-людей Макса Оленичева.

Как всё начиналось

В 2009 году Москва ещё не успела похорошеть. Это время, когда мэр Москвы Юрий Лужков запрещал прайды, видя в них «сатанинское действо» и идя на поводу у РПЦ. Ни суды, ни обращения западных политиков никак не влияли на градоначальника. Гей-клубы работали, закон о «гей-пропаганде» существовал только в регионах. ЛГБТ-люди в столицах чувствовали себя более-менее свободно.

12 мая 2009 года Ирина Федотова и Ирина Шипитко подали в Тверской отдел ЗАГС Москвы заявление о регистрации однополого союза. Ожидаемо, власти отказали в тот же день.

Спустя четыре года в четвёртый ЗАГС Санкт-Петербурга обратились две пары. Вначале  Дмитрий Чуносов и Ярослав Евтушенко, затем Ильмира Шайхразнова и Елена Яковлева. Они потребовали от государства зарегистрировать их брачные союзы. Петербургские ЗАГСЫ не стали рассматривать заявления. Власти сослались на то, что брак — это союз мужчины и женщины, а заявления от однополых партнёров рассмотрению не подлежат.

Суды в России

Все заявители обжаловали отказы ЗАГСов Москвы и Санкт-Петербурга в судах в России, которые проявили творческий подход.

В «Деле двух Ирин» Тверской районный суд Москвы в октябре 2009 года решил, что, поскольку бланк заявления о регистрации брака содержит гендерированные позиции (“она” и “он”), то бланк заявления заполнен неправильно. Также суд повторил мантру о том, что брак —  это союз мужчины и женщины. Это не сломило заявительниц, и они обратились в Московский городской суд, который пояснил, что «отсутствие прямого запрета на однополые браки не может быть истолковано как одобренное государством признание такого типа брака».

В деле Дмитрия и Ярослава в августе 2013 года Грязский городской суд (Липецкая область) указал, что «понятие однополого брака противоречит национальным и религиозным традициям, пониманию брака «как биологического союза между мужчиной и женщиной», государственной политике защиты семьи, материнства и детства, и запрету на гей-пропаганду». В октябре 2013 года Липецкий областной суд отказал в удовлетворении апелляционной жалобы. Мотив — доводы заявителей являются «личным мнением, основанным на неправильном толковании семейного права и национальных традиций». В марте 2014 года кассационная инстанция также отказала в жалобе. В деле Ильмиры и Елены те же суды использовали такие же доводы.

Что дальше?

Заявители обратились в Европейский Суд по правам человека: Ирины — в 2010 году, Дмитрий и Ярослав, Ильмира и Елена 4 года спустя. И только в 2021 году Палата Европейского Суда приняла решение в пользу заявительниц и заявителей. 

Россия не согласилась с таким решением Палаты и попросила Большую палату Суда пересмотреть решение. 

ЕСПЧ передал дело в Большую палату. Она 17 января 2023 года не только вновь поддержала геев и лесбиянок, но и впервые создала для Совета Европы стандарт необходимости признания государствами (46 государств) однополых союзов.

В конечном итоге Россия оказалась исключена из Совета Европы. Президент страны потребовал от федерального парламента денонсировать Конвенцию о защите прав человека и основных свобод, которой руководствуется ЕСПЧ при принятии своих решений.

Контекст

В Совет Европы входило 47 государств, после 16 марта 2022 года — 46, поскольку Россия была исключена. К этому моменту отдельные европейские государства проделали большой путь к уважению права ЛГБТ-людей создавать однополые союзы, признаваемые государством. Это позволяет признавать партнёров членами семьи и даёт им права, которые предоставлены членам семьи национальным законодательством конкретного государства.

Пионером признания однополых союзов стала Дания. 34 года назад, в 1989 году, в ней вступил закон, легализующий однополые союзы. Спустя 12 лет Нидерланды стали второй страной в Европе, последовавшей этому примеру. С 2003 по 2022 год — ещё 28 государств.

Таким образом, к 2022 году две трети государств Совета Европы легализовали на национальном уровне однополые союзы: 18 государств допускают возможность заключения браков, а 12 государств — однополые союзы, которые по объёму прав уступают бракам.

17 государств Совета Европы к 2022 году не признавали легализацию однополых союзов: Россия, Азербайджан, Албания, Армения, Болгария, Босния и Герцеговина, Болгария, Грузия, Латвия, Литва, Республика Молдова, Северная Македония, Польша, Румыния, Сербия, Словакия, Турция и Украина. Теперь им придётся, рано или поздно, реагировать на решение Большой палаты ЕСПЧ о необходимости их признания в той или иной форме.

Дело в ЕСПЧ

Заявительницы и заявители утверждали, что отказ России признать их однополые союзы нарушает их право на уважение частной жизни, право на вступление в брак и запрет дискриминации.

Между тем, ЕСПЧ не стал рассматривать жалобы в контексте права на вступление в брак, поскольку Конвенция, вступившая в силу в 1950 году, указала, что брак — это союз мужчины и женщины.

К моменту рассмотрения дела в Европейском Суде власти России успели принять ряд законов, существенно ограничивающих права ЛГБТ-людей.

В 2013 году на федеральном уровне был принят закон о «гей-пропаганде» среди несовершеннолетних. В 2014 году Конституционный Суд России пришёл к выводу о том, что «поскольку одной из ролей семьи является [обеспечение] рождения и воспитания детей, понимание брака как союза мужчины и женщины лежит в основе законодательного подхода к решению демографических и социальных вопросов в сфере семейных отношений в Российской Федерации…».

Летом 2020 года была переписана Конституция России. В том числе, в ней появились указания, что государство занимается защитой «традиционных семейных ценностей», а «защита института брака как союза мужчины и женщины» — это полномочия и федерального центра, и регионов.

Как менялось отношение к вопросу в Европейском Суде по правам человека

До 2023 года Европейский Суд не имел постановления Большой палаты по вопросу признания государствами однополых союзов. Большая палата — высшее звено ЕСПЧ. Она толкует самые сложные дела, её постановления устанавливают определяющие принципы для всех государств — членов Совета Европы. Большая палата рассматривает дело только в том случае, если в нём поднимается серьезный вопрос, касающийся толкования или применения положений Конвенции.

Теперь такое постановление есть. Это значит, что признание однополых союзов не является вопросом. Такое признание — обязанность каждого государства Совета Европы.

До постановления Большой палаты Суда от 2023 года ЕСПЧ принял несколько постановлений на уровне Палат Суда. Эту практику государства также должны учитывать в правоприменении, но, как видим, происходит это не в полной мере.

Первые жалобы на то, что государства не признают права партнёров в однополых союзах, стали поступать в ЕСПЧ в 1998 году. Тогда Суд решал вопросы усыновления партнёром ребёнка другого партнера и получения вида на жительство в государстве по семейным обстоятельствам (факта однополого партнёрства). На тот момент в Европе только Дания признавала однополые союзы.

[adrotate group="1"]

В 2004 году жители Австрии впервые поставили перед Судом вопрос о том, должно ли государство уважать право на однополую семью. К моменту рассмотрения дела Судом в 2010 году изменилось законодательство Австрии и Суд не нашёл нарушений со стороны государства, так как после этого момента заявители уже могли вступить в однополое партнёрство. Таким образом, по сути прецедент не был создан.

В 2009 году жители Греции обратились в Суд с жалобой на то, что государство признаёт партнерства, но их правовой режим не распространяется на однополые пары. Два года спустя ЕСПЧ, разрешая дело, впервые установил нарушение Конвенции о защите прав человека и основных свобод, поскольку отказав однополым партнерам зарегистрировать партнёрство, греческие власти дискриминировали ЛГБТ-людей. В 2011 году жители Италии не согласились с властями и поставили перед ЕСПЧ вопрос о признании однополых отношений. В 2015 году Суд впервые указал, что государства имеют обязательство: создать правовую базу для признания однополых отношений. Через год Италия приняла закон о партнерствах для ЛГБТ-людей.

Позиции сторон и реакция Суда

Власти России были против рассмотрения дела в Большой палате ЕСПЧ, поскольку заявительницы Ирина Федотова и Ирина Шипитко смогли пожениться в 2009 году в Торонто, но к моменту рассмотрения дела в ЕСПЧ уже расстались. Дмитрий Чуносов и Ярослав Евтушенко заключили брак в 2014 году и поселились в Германии. По этим причинам, поскольку право на брак было ими реализовано, то, по мнению российских представителей, не было смысла рассматривать дело в ЕСПЧ. Мол, их права не нарушены. 

Суд отклонил этот аргумент, возложив на власти РФ ответственность за то, что российское законодательство не признаёт однополые союзы, поэтому заявительницы и заявители были вынуждены обратиться в другие юрисдикции для регистрации своих отношений. Суд указал, что однополые пары живут в социальной реальности, а закон не позволяет защитить потребности однополой семьи на национальном уровне.

Правительство России указало, что в 1950 году, когда была принята Конвенция о защите прав человека и основных свобод, брак понимался как союз мужчины и женщины. Чтобы признавать однополые союзы, нужно принимать новые конвенции, а имеющуюся Конвенцию нельзя толковать так, что она предоставляет право на брак и однополым партнерам. 

Этот и другие аргументы российских властей не нашли понимания у Суда.

«Защита традиционной семьи»

Суд указал, что понятие семьи с течением времени изменяется. В принципе, государства могут оправдывать свои действиями интересами защиты традиционной семьи, но не в этом случае. Защита традиционной семьи не может служить оправданием отсутствия какой-либо формы юридического признания и защиты однополых пар.

«Чувства большинства жителей России»

Российское правительство утверждало, что, согласно опросу Левада-центра 2021 года, более 60 процентов опрошенных жителей России не приветствуют легализацию однополых союзов. Суд указал:

«Традиции, стереотипы и преобладающие социальные установки в той или иной стране сами по себе не могут считаться достаточным основанием для различия в обращении по признаку сексуальной ориентации».

Поэтому заявители должны иметь реальную возможность зарегистрировать свои отношения.

«Защита несовершеннолетних от гей-пропаганды»

Правительство России настаивало, что легализация однополых союзов «может нанести вред здоровью и нравственности несовершеннолетних и сформировать у них «искажённое представление о социальной равноценности традиционных и нетрадиционных брачных отношений».

Суд указал, что такая позиция основана на предрассудках, усиливает стигматизацию ЛГБТ-людей и гомофобию.

Что решила Большая палата Суда в 2023 году

Во-первых, государства Совета Европы обязаны легализовать однополые союзы.

Во-вторых, в какой форме провести легализацию — брак, однополое партнёрство или иная форма, и какой объем прав предоставить партнёрам — дело конкретного государства.

Что это значит для России?

Россия заявила, что не будет выполнять решения ЕСПЧ. Но у самого Европейского Суда другое мнение. Россия обязана исполнять его решения, поскольку отказ в легализации однополых союзов произошёл тогда, когда в России действовала Конвенция о защите прав человека и основных свобод. 

У ЕСПЧ отсутствуют меры принуждения России к исполнению своего постановления. Исполнение — добрая воля государства. Видимо, она возникнет тогда, когда, после неизбежных изменений, Россия вновь станет членом Совета Европы.

Сейчас Россия не планирует признавать однополые союзы. Реально положение ЛГБТ-людей в вопросах брачного равноправия к лучшему не изменится.

Что это значит для остальных 46 государств Совета Европы?

Решение Большой палаты ЕСПЧ знаковое: наконец поставлена точка в споре о том, должны ли государства Совета Европы уважать право ЛГБТ-людей на признание ими однополых союзов. Ответ дан высшим органом ЕСПЧ: должны.

В 16 государствах, которые пока никак не признают однополые союзы, может возникнуть новая дискуссия о необходимости внесения соответствующих изменений в национальное законодательство. Эти государства, оставаясь членами Совета Европы, обязаны следовать позиции Большой Палаты ЕСПЧ. Поэтому, возможно, в ближайшем будущем мы станем свидетелями того, как в таких государствах ЛГБТ-люди смогут добиться права на легализацию своих семей.

Макс Оленичев,

юрист по защите прав ЛГБТ-людей

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

[adrotate group="5"]

Не пропусти самые интересные статьи «Парни ПЛЮС» – подпишись на наши страницы в соцсетях!

Facebook | ВКонтакте | Telegram | Twitter | Помочь финансово
Яндекс.ДЗЕН | Youtube
БУДЬТЕ В КУРСЕ В УДОБНОМ ФОРМАТЕ