Закон о гомопропаганде как ящик Пандоры, или почему хуже станет всем

Законопроект Александра Хинштейна о запрете ЛГБТ получил первые отзывы, и они вселяют оптимизм

Вероятность встретить на улице динозавра можно оценить как 50 на 50: либо встретишь, либо нет. Но на деле мы понимаем, что вряд ли такое случится. Так и с многострадальным во всех смыслах законопроекте о полном запрете «ЛГБТ-пропаганды» в России. Его пытаются пропихнуть и вдоль, и поперёк, в разных формулировках, а итог один: от него много шума, а воз и ныне там. 

Первые отзывы на третью за последнее редакцию законопроекта от депутата ГД РФ Александра Хинштейна уже гуляют по сети. Спектр реакций, предложений и пророчеств как никогда широк. Но в самом общем приближении они сводятся к двум версиям: в итоге закон замнут и не примут, либо он недостаточен и требует ужесточения. Как ни странно, в перспективе для ЛГБТ-людей в России и то, и другое вселяет надежду.

Хорошая новость

Одним из первых на пост Хинштейна о том, что его комитет подготовил законопроект и отправил на рассмотрение в правительство, отреагировал ЛГБТ-мыслитель Игорь Кочетков. Как обычно, он сосредоточился не столько на формулировках (которые повторяются из раза в раз с минимальными вариациями), сколько на процедурных моментах.

Кочетков обращает внимание аудитории, что Хинштейн пока ничего не вносит в Госдуму. Он только обещает, как и раньше, «открытые общественные обсуждения инициатив». 

«Сколько эти обсуждения будут продолжаться и сколько правительство будет (и будет ли) готовить свой отзыв, бог весть. Думаю, что долго», — пишет Игорь Кочетков.

Ещё он вспомнил про законопроект пожилой коммунистки Нины Останиной, который комитет Хинштейна уже подготовил к сливу. Теперь он уже точно будет слит, несмотря на горячую поддержку Владимира Гундяева aka «патриарх Кирилл».

И напоследок Кочетков обращает внимание, что и собственный законопроект  Хинштейн отправил в правительство так, будто сам тормозит процесс. Потому что на данный момент это «не весь пакет законопроектов (без корреспондирующих изменений в законах о СМИ и защите детей от информации, которые, по его же словам, еще не готовы), на получение положительного отзыва всерьёз никто не рассчитывает». 

«Информация вброшена, чтобы о ней поговорили, а некоторые дурачки ещё и порадовались», — пишет Игорь Кочетков.

Плохая новость

Упомянутые дурачки в лице гомофобно экзальтированных граждан и объединений не заставили себя долго ждать. Некие персонажи, выставляющие себя учёными, говорящими правду об ЛГБТ, разразились рядом предложений, призванных «улучшить» законопроект.

В первую очередь они требуют уточнения: Статья 6.21 (2). Распространение среди несовершеннолетних информации, демонстрирующей нетрадиционные сексуальные отношения и (или) предпочтения — В НЕЙТРАЛЬНОМ ИЛИ ПОЛОЖИТЕЛЬНОМ КОНТЕКСТЕ.

Иначе, мол, будут привлечены к ответственности государственные СМИ, в том числе передачи «60 минут», «Вечер с Владимиром Соловьёвым», «Постскриптум» и тому подобные передачи, показывающие, до чего докатился западный мир. 

«Будут закрыты все группы в социальных сетях, которые критикуют ЛГБТ-движение и распространяют опровергающую информацию. ЛГБТ же найдут лазейку к нашим детям через армию психологов, которых готовят в соответствии с МКБ-11 иностранные агенты и социальные сети с мессенджерами, где не блокируется ЛГБТ-контент. Родители не будут видеть последствий ЛГБТ-пропаганды в СМИ, а дети будут продолжать в неё вовлекаться», — пишут псевдоучёные в своём воззвании.

Они требуют «запретить политическое ЛГБТ-движение, как нежелательную организацию и ЛГБТ-символику, чтобы вернуть радугу детям. А в материалах, критикующих ЛГБТ-повестку и мифологию указывать под сноской *запрещённое в РФ политическое движение».

Ещё они считают необходимым запретить «пропаганду транссексулизма» и приравнять трансгендерных людей к психически больным. А ещё — наказывать не только распространителей, но и авторов запрещённого контента! Даже если он не был никуда транслирован. Мыслепреступления detected.

Ну и ещё одно предложение, тут уже без комментариев:

[adrotate group="1"]

«Ужесточить наказание за пропаганду гомосексуализма, транссексуализма, абортов, бездетности и других видов депопуляционного поведения в условиях переживаемого демографического кризиса. Расширить запрет пропаганды депопуляционных идеологий на все возрастные категории».

Конечная цель этих персонажей — «освобождение психиатров от гнёта активистов, ВОЗ, и давления Диссернета». Конечно, тем самым они сами себя напоследок разоблачают как злобных городских сумасшедших, не имеющих отношения к науке, но тем самым их воззвание и прекрасно. Читая их ТГ-канал, мы долго не могли понять, это тонкий троллинг или всерьёз? Но для чистоты эксперимента допустим, что второе.

Что лучше?

Между этими двумя крайностями, как обычно, море вариаций. Но как бы ни сложилась судьба законопроекта, вся эта история вселяет надежду, и вот почему.

Если гомофобную инициативу так или иначе замнут, то миллионы ЛГБТ-россиян смогут не просто переждать тёмные времена, но и рассчитывать хотя бы на минимальный простор для манёвра. В авторитарном обществе это сложно, но возможно. Оно прибегает к точечным репрессиям, но не имеет ресурсов для организации массовых. В тоталитарном всё сложнее. Но опыт выживания ЛГБТ-людей в СССР и при куда более страшных режимах нацистской Германии или нынешнего Ирана при аятоллах говорит, что оно всё же возможно.

Если же ситуация пойдёт вразнос и на смену нынешних «серых» придут «чёрные», то, вопреки Стругацким, они не смогут построить сколь-либо эффективную репрессивную машину для «окончательного решения вопроса». 

Принципиальное отличие современной России от любых подлинно фашистских режимов прошлого и настоящего — в недостаточности человеческих и управленческих ресурсов. Каким бы ни был правящий режим, он имеет дело с малочисленной и не особо подконтрольной молодёжью, размазанной по огромной территории и не желающей становиться опорой чего бы то ни было. А остальные страты слишком стары, больны, циничны, деморализованы и заняты вопросами бытового выживания.

Ну а если?

Если (ну представим) закон, окончательно назначающий миллионы ЛГБТ-россиян унтерменшами, всё же примут, он не просуществует долго, но точно станет финальным аккордом режима. Потому что у гонимых меньшинств способность к самоорганизации всегда выше, чем у рыхлого большинства. И опыта выживания в подполье — тоже. И это даже не национальное меньшинство, которое держится за свою идентичность через сохранение языка и традиции. ЛГБТ-люди в той или иной степени присутствуют во всех слоях общества, но в каждом из них оказываются наиболее прогрессивными и способными к кооперации представителями.

В ещё недавнем прошлом можно было консолидировать социум вокруг ненависти к внутренним и внешним врагам. Сейчас это всё сложнее, потому что политические нации — объективно отмирающий социальный конструкт. Ставка на религию уже тоже не сработает. А ввергнуть человечество в подлинное средневековье у радетелей «традиционных ценностей» уже вряд ли получится.

Так что, если всё пойдёт по худшему сценарию, то пострадают многие, но мир не рухнет. И чем хуже будут репрессии, тем сильнее окажется реакция и последующий отскок. Не получится из России ни нынешнего Ирана, ни Северной Кореи, ни большой Чечни, ни Галаада из «Рассказа служанки». А если бы и получилось, то ненадолго, и шансы пережить этот ад у ЛГБТ-людей и сообществ, как ни странно, выше. Потому что нам не привыкать находиться во враждебной среде. И более того, использовать свой опыт для помощи другим.

Впрочем, мы всё же ставим на вариант Кочеткова. Законопроект замнут, а мы переживём самую тёмную ночь в истории русскоязычной государственности относительно мирно. Ведь они там не такие идиоты, чтобы усугублять? Ведь правда?

Текст: Antony Sπyros

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

[adrotate group="5"]

Не пропусти самые интересные статьи «Парни ПЛЮС» – подпишись на наши страницы в соцсетях!

Facebook | ВКонтакте | Telegram | Twitter | Помочь финансово
Яндекс.ДЗЕН | Youtube
БУДЬТЕ В КУРСЕ В УДОБНОМ ФОРМАТЕ