ЛГБТ-сообщество

Из-за страха он лишил себя возможности быть принятым

Открытость или безопасность? Каминг-аут и возможные болезненные последствия или молчание? Насколько безопасно скрывать свою гомосексуальность? Стоит ли рисковать и рассказывать друзьям и близким людям о своей ориентации? И где граница между личным и публичным – между тем, что стоит открывать о себе и о своей сексуальности и тем, что стоит оставить для себя?

Степень открытости индивидуальна для каждого. Кто-то решает этот вопрос созданием второй страницы в соцсетях, в которой могут быть компрометирующие подписки на тематические группы, так как ему/ей дискомфортно, что о его предпочтениях узнают консервативные друзья. Кто-то предпочитает полную открытость и лгбт-активизм. Кому-то достаточно, чтобы знали близкие родственники, но он(а) не собирается выходить с этим в социум. Или, наоборот, общается с лгбт-людьми, но тщательно скрывает личную жизнь от родственников. А кто-то очень тщательно шифруется и боится разоблачения, предпочитая вариант закрытости и отношения, о которых никто не знает.

Как у открытости, так и у закрытости есть неприятные стороны. Сокрытие ориентации может повлечь за собой депрессию, ненависть к себе, навязчивые мысли, подозрительность и недоверие к окружающим. Исследования Джона Пачанкиса, США, показали, что скрывание ориентации увеличивает риск психических заболеваний и при этом снижает риск употребления психоактивных веществ. С другой стороны, признание в сексуальной ориентации может вызвать негативную реакцию, которая повлияет на самооценку, вплоть до стигматизации, особенно в таких гомофобных странах, как Россия.

Но почему, несмотря на опасность отвержения, люди все-таки совершают каминг-аут, отчего они отказываются сидеть в шкафу, в своеобразной «комнате страха»? Все-таки, несмотря на все риски, в каминг-ауте есть возможность катарсиса, большей определенности, ясности после туманных намеков и прощупывания почвы. В английском опросе о причинах каминг-аута звучали такие ответы, как «нежелание лгать», «желание полностью принять себя». Наличие постоянного надежного партнера также создает благоприятную почву для каминг-аута. Чем больше ощущения безопасности, принятия, тем больше вероятность, что человек примет свои особенности сам и расскажет о них близким людям.

Понятно, что совершать каминг-аут опасно и последствия могут быть разными. Но если держать все в себе, чем это грозит в перспективе? Неврозом, чувствами стыда и вины, понижением самооценки. Необходимость вести двойную жизнь, постоянный контроль над собой и партнером, страх проговориться изматывают обоих. Невозможность быть собой при других приводит к избеганию острых тем. В итоге – даже если человеку есть что сказать на тему гомосексуальных отношений, он молчит. Стратегия замалчивания может привести к внутренней гомофобии (или наоборот). В этом случае, даже если один из партнеров готов к открытости, другой будет его сдерживать и останавливать, призывать к секретности и маскировке.

Читайте также:   Сайт ЛГБТ‑центра «Принятие» заблокирован

Очень интересные и заставляющие задуматься истории скрытых геев (5 историй) можно прочесть на сайте Сноба. В частности, меня поразила история Михаила, который не смог встречаться с открытым геем, так как тот был «немного манерным», а Михаил не захотел «палиться». На мой взгляд, геи и лесбиянки, скрывающие собственную ориентацию, с большей вероятностью будут просить своих близких людей в целях маскировки выглядеть и вести себя более мужественно/женственно, соответственно полу, чем открытые лгбт+ люди, практикующие принятие к себе и другим. Иногда для тех, кто скрывается, маскировка и «благополучный фасад» оказываются важнее, чем самопринятие и готовность принять близкого человека.

Каминг-аут – это сложное решение, и оно дается тяжело, но некоторые люди подходят к нему основательно и ответственно. Поэтому, даже если в итоге каминг-аут не состоится, подготовка к нему может изменить жизнь человека в лучшую сторону. Поиск собственного жилья, обретение финансовой независимости, получение поддержки принимающих ориентацию друзей не только создает благоприятную почву для каминг-аута, но и способствует повышению самооценки.

Мнения об открытости.

Анна, 48 лет, бисексуальная женщина, г. Лобня: «Открытость – это сложно. У одного человека были очень толерантные родители. Когда он прощупывал почву, они демонстрировали лояльность к ЛГБТ, но оказались лицемерными. Как только они узнали, что их ребенок – гей, они переполошились. Истерики, инфаркт, драки, скандалы – было все. То есть можно все, только не в нашей семье. Нужно учитывать все факторы, это может быть травмой для родителей…Один мужчина был геем и скрывал это от жены и детей, и они узнали о том, что он гей, только когда он умер. Переживали, что могли бы принять его, а он лишил себя возможности быть принятым. Он боялся им сказать. Боялся их потерять. Люди хотят уюта, комфорта, покоя, а открытость – это стресс. Но всё индивидуально, зависит от самого человека, для кого-то стресс – открыться, для кого-то тайна и замалчивание – гораздо больший стресс, страхи есть и в первом случае, и во втором».

Читайте также:   [ВИДЕО] Актер Безруков высказался о о гей-пропаганде в России

Дана, 46 лет, транснебинарная персона, г. Москва: «В моей юности не было почвы для открытости. Люди, которые родились в Советском союзе, прошли через опыт молчания. Не было информации и не было технологий. Была другая риторика. Я пришла к своему каминг-ауту и открытости через клубы. А к активизму пришла, когда возле клуба «12 вольт» встретила Диму Светлова, и он раздавал листовки «Ресурса». Я пришла в Ресурс, снимала для них, потом пришла в МКЦ, чтобы снимать там. Сейчас я жалею, что не стала активисткой раньше, лет в 30. Потому что лучше сделать и пожалеть об этом, чем не сделать. Зато будет что вспомнить.»

Эльнинья, трансгендерная женщина, г. Москва: «Я достаточно долго в себе носила и забивала ощущение, что я женщина. Сдерживание в себе женщины приводило к истерикам, спонтанным проявлениям нежности… У меня было 3 брака, и наконец к 40 годам я поняла, что больше не могу так жить и надо что-то менять. И я пошла и сделала пирсинг в пупке, для меня это был прорыв. Сейчас я пребываю в этом потоке. Я пишу о себе в женском роде в постах и позиционирую себя как женщину в литературных клубах ЛГБТ-сообщества. Женское состояние для меня ресурсное. Я радуюсь как женщина и наслаждаюсь как женщина.»

Комментарий психолога:

Ирина Мороз, кризисный психолог, нарративный практик, специалист по насилию в близких отношениях:

[adrotate group="1"]

«Я не работаю с ЛГБТ+ персонами про каминг-ауты: для такой работы, как мне кажется, очень нужен личный опыт. Но среди моих клиентов были люди, как сделавшие его, так и не сделавшие.

Мне кажется очень важным иметь возможность говорить о всех составляющих своей идентичности. Мне кажется очень важным иметь возможность не говорить о каких-то частях своей идентичности в недоброжелательном или небезопасном окружении.

Поработаю капитаном Очевидность: люди разные. Одному хорошо и спокойно, когда посторонние люди ничего о нём не знают, другому хорошо и свободно, когда о нём знают много и многие.

Доминирующий психологический дискурс говорит, что человек, скрывающий важную часть своей жизни, скорее всего получит последствия в виде психологического неблагополучия. Но такие же последствия он получит, столкнувшись с гомофобией у близких и значимых для него людей. И это я не говорю о небезопасной (вот прямо физически небезопасной) среде. И в этих условиях решение о каминг-ауте должно приниматься очень осознанно и взвешенно.

Читайте также:   Братья-геи рассказали о пытках и избиениях в СИЗО Грозного

Дополнительные сложности вызывает решение о каминг-ауте, если человек находится в партнёрских отношениях: ведь каминг-аут одного партнёра автоматически раскрывает информацию о другом.

Я считаю насилием как требование к обязательной открытости, так и требование о молчании.

Также мне кажется важным видеть, что чаще всего вопрос выглядит не как «говорить или не говорить», он выглядит по-другому: «говорить или не говорить в данном контексте».

И тогда решение позволяет добиться бОльшей гибкости и адаптивности: даже если бОльшая часть окружения человека не в курсе о его ориентации, у человека есть сообщество, в котором он может быть открытым. И тогда он может выбирать, каким образом и в какие сферы расширять зону своей открытости.»

Мне кажется, что «безопасность» скрывания того, кто ты, преувеличена, потому что это связано с насилием над собой как минимум, а часто и с принуждением к молчанию других людей — это уже может быть насилием над ними. Как почувствовать безопасность, будучи открытой ЛГБТ-персоной? Для меня она — в принятии людей, в возможности быть собой и разговаривать на языке сообщества. Для меня важно посещать тематические мероприятия, узнавать новые истории из жизни ЛГБТ+ людей и ощущать свою общность с ними.

Открытость для меня — это смелость самопрезентации, откровенность, искренность и оригинальность. Это возможность заявлять о себе, проявляться, честно рассказывать о своих особенностях, делиться своими историями, заряженными энергией. Это возможность быть первопроходцем в описаниях уникальных процессов, разворачивающихся внутри. Это честность с самим собой и готовность ценить свой личный опыт и опыт других людей.

Автор статьи: Олень, трансгендерный мужчина, поэт, писатель и букблогер.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

[adrotate group="5"]

Не пропусти самые интересные статьи «Парни ПЛЮС» – подпишись на наши страницы в соцсетях!

Facebook | ВКонтакте | Telegram | Twitter | Помочь финансово
Яндекс.ДЗЕН | Youtube
БУДЬТЕ В КУРСЕ В УДОБНОМ ФОРМАТЕ

Из этой же рубрики