Мы все родились экстремистами — что вообще происходит?

Мы все родились экстремистами — что вообще происходит?

В трудные времена полезно посадить себя в зрительный зал и посмотреть на все происходящее со стороны

Сейчас один из самых удачных периодов для подобного анализа происходящего. ЛГБТ-сообщество переживает в России не самые лучшие времена, однако вопрос, как продолжать жить в текущей реальности, до сих пор остается открытым. 

Путь ЛГБТК+ сообщества в России

Нельзя точно очертить, когда ЛГБТ-люди в России чувствовали себя свободными и счастливыми, и чувствовали вообще. В начале 2000-х для многих квир людей в столице жизнь начала меняться в лучшую сторону и возможностей для самовыражения становилось только больше. 

Квир клубы приобретали популярность, собирали внутри себя интересных, влиятельных и временами известных людей. На прилавках появлялись журналы только с ЛГБТ-повесткой или регулярным упоминанием квир-тематик. На телевидение играла, хоть и квирбейтная, но все же группа t.A.T.u. Остальные тоже не отставали и затрагивали квир тематику в своем творчестве.

Страна еще никогда не находилась в лучшем периоде своего развития, но социальная свобода на тот момент была в разы больше в сравнении с тем, что мы имеем сейчас. В 2013 году был принят первый гомофобный закон после распада Советского Союза, который запрещал «ЛГБТ-пропаганду» среди несовершеннолетних.

Если задуматься об этом сейчас, закон был настолько незначительным и не часто имеющим реальной практики правового применения, что у каждого человека была возможность свободно продолжать говорить об ЛГБТК+ повестке — всего-то поставьте плашку 18+.

В том периоде мы прекрасно помним свободу, витающую в воздухе и довольно заметные попытки общества или активистов наладить некое равенство между разными социальными группами, путем публичного разговора на важные и ранее скрытые от большинства темы. 

Володя XXL, который хотел «расстрелять всех геев» был подвергнут публичной критике за свои высказывания и смог проработать это через свои соцсети, когда пытался наладить общение с Миланой Петровой и Игорем Синяком. 

Стали появляться квир блогеры, которые набирали большую аудиторию: Саша Рахманов, Саша Казанцева, Федя Фетисов, Карен Шаинян. Интервьюеры и создатели различных шоу, лекций, подкастов, стали больше поднимать вопросы гендерной и сексуальной идентичностей: Ксения Собчак, Ирина Шихман, Юрий Дудь делали интервью с ЛГБТ-людьми или активно затрагивали эти темы в своей работе, подкаст «Радужный» радовал своими историями, проект «Квирография» подарил всем нам невероятные истории жизни ЛГБТ-людей в провинциях, а проект Ozine (Открытые), показал русскоязычным квирам новый взгляд на ЛГБТ-медиа в современной России. Это лишь малые примеры того, как активно менялось восприятие и подходы к квир активизму.

Мы все родились экстремистами — что вообще происходит?

А что случилось?

Можем ли мы сейчас представить себе нечто подобное? Текущие законы не позволяют квир людям в России продолжать деятельность, которая еще год назад была доступна каждому из нас при желании сделать нечто большее для сообщества. 

Те, кто раньше занимался подобной деятельностью, либо уехали за границу, либо перестали вести свои блоги или публично говорить на подобные темы. Или совсем урезали количество квир контента в своих лентах. Быть открытым ЛГБТ-человеком в России сейчас — дополнительно усложнять свою жизнь.

Имеется в виду не открытость перед своими близкими, а именно публичная деятельность, которая в определенный момент может попасться на глаза не тому человеку, радикальному гомофобу или Мизулиной, а затем повлечь за собой неприятные последствия.

Придется платить штраф, на который у многих из нас нет денег. Если вдуматься, то одни люди, требуют с других заплатить за возможность открыто и публично говорить о себе, создавая положительную репрезентацию ЛГБТК+ сообщества. Еще чуть-чуть и подобные действия вполне могут стать уголовно наказуемыми. Реальность, которую сложно представить в современной России даже на фоне войны.

Опасность медийных голосов

Многие видели интервью Ирины Шихман с Екатериной Мизулиной. Еще тогда стало понятно, что одна из главных доносчиц России не принесет счастливых моментов в жизни ЛГБТК+ людей. Она работает холодно, бессердечно, по методичке, совсем не пытаясь разобраться в тонкостях своей работы и людях, жизнь которых она безрассудно рушит своими действиями. 

t.me/parniplus
[adrotate group="1"]

Иск в Верховный суд был направлен не только по личной инициативе сотрудников минюста. Екатерина Мизулина изначально была зачинщиком этого процесса, как когда-то Нина Останина и Александр Хинштейн создавали законопроект о запрете «ЛГБТ-пропаганды» среди всего населения страны.

Вячеслав Володин, Владимир Соловьев, Мария Захарова, Владимир Путин, Дмитрий Песков и прочие известные лица страны тоже постоянно подливают трансфобии или гомофобии в своих высказываниях. Начиная от трансформеров, заканчивая трансформаторами или экстремистами. А у вас какой гендер на сегодня?

Проблема не в том, что они высказываются подобным образом. Проблема в том, что они имеют большую аудиторию, которая хоть косвенно, но внимает каждому их слову. На кого-то это совершенно не действует, кому-то приходится задумываться, а некоторые следуют этим риторикам и активно начинают поддерживать подобную позицию. Это всегда работает в обе стороны, независимо от контекста или обсуждаемых ситуаций. 

Примерно 5 лет назад риторика положительной репрезентации звучала громче и ярче — сегодня она выглядит совершенно иначе. Плохих новостей становится больше, позитивные сокращаются на глазах. Насколько бы не хотелось оптимистично смотреть на мир, в данном контексте сделать это становится труднее.

Мы все родились экстремистами — что вообще происходит?

Что делать дальше?

Никто не знает, но планета Земля по-прежнему крутится вокруг Солнца. Погода меняется, а продукты в магазины привозят регулярными поставками. Где-то до сих пор есть места, в которых еще не началась или уже закончилась война. Это те вещи, о которых мы постоянно забываем. Вечно неуловимые моменты хороших событий, которые очевидно происходят с такой же регулярностью, как и плохие.

Выбор каждого человека, независимо от его различных идентичностей и обстоятельств, выбирать для себя путь, который сделает вас счастливыми. Выбирать работу по душе, еду по желанию, учебу по призванию, даже семью по потребностям. Выбор, это про ежедневный самоанализ и поиски себя, этот мир никогда не встанет на паузу, чтобы вы успели доделать все свои дела.

Если вы остаетесь в России и пока не можете уехать — вы все равно в безопасности. Вы можете не идти на войну, потому что придерживаетесь пацифистских взглядов и не поддерживаете насилие. Вы можете найти близких друзей и хороших знакомых, спокойно обсуждая свою личную жизнь, потому что это не является нарушением текущего законодательства. Вы можете найти врачей, которые не поддерживают трансфобные законы и проконсультироваться по процессу т*перехода в текущих условиях. 

Сейчас мы не можем выражать открыто свою идентичность на улицах и в общественных местах, как бы грустно это не звучало, но сейчас ваша безопасность важнее идентичности. Придет время и все изменится в другую сторону, а каждому из нас придется приложить усилия, чтобы восстановить хрупкий мир, которого так и не удалось достичь. Сохраните в себе лучшее, чтобы потом отдать это миру, когда он будет в этом нуждаться.


Автор: Денис Богданов

В России больше нет положительной репрезентации ЛГБТК+ сообщества

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

[adrotate group="5"]

Не пропусти самые интересные статьи «Парни ПЛЮС» – подпишись на наши страницы в соцсетях!

Facebook | ВКонтакте | Telegram | Twitter | Помочь финансово
Яндекс.ДЗЕН | Youtube
БУДЬТЕ В КУРСЕ В УДОБНОМ ФОРМАТЕ