«Шок, тревога и попытка осознать произошедшее». ЛГБТ-люди о мобилизации.

Как отреагировали ЛГБТ-люди в России на новость о частичной мобилизации?

Вчера Путин объявил о начале частичной мобилизации.

Многих застала эта новость врасплох — мы видим, что множество граждан сильно обеспокоены всей этой ситуацией. Кто-то находится в панике и не знает, что ему делать. Кто-то вовсю ищет билеты из страны и планирует эмигрировать. А кто-то просто находится в унынии и ждёт худшего. 

Мы решили поговорить с несколькими ЛГБТ-людьми из России и узнать, как они встретили новость о частичной мобилизации в нашей стране. Что они нам рассказали — читайте ниже. 

Сергей Трошин, муниципальный депутат Петербурга

Я посмотрел выступление Путина в 9 утра 21 сентября. С первых же слов, учитывая тон, мимику и выражение лица, было понятно, что будет озвучено что-то «особенное». Несмотря на то, что о вероятности мобилизации поговаривали давно, это стало для меня неожиданным. Стало понятно, что произошло событие, которое серьёзно может повлиять на всю дальнейшую жизнь.

Палитра ощущений после этого была достаточно обширна, но основные из них — это шок, тревога и попытка осознать и осмыслить произошедшее.

В связи с этим сейчас сложно спрогнозировать, что будет дальше и как сложится моя жизнь. Но для себя я принял твёрдое решение, что я останусь в Петербурге и с Петербургом.

«Шок, тревога и попытка осознать  произошедшее». ЛГБТ-люди о мобилизации.

Ярослав Распутин, ЛГБТ-блогер (канал: Дневник пидара-провинциала)

Я не политолог и не военный эксперт, всё, что происходит, волнует меня с точки зрения того, как это отразится на мне лично и на моём микро-сообществе, а также на ЛГБТ-сообществах, в которые это микро-сообщество входит.

Мне немного проще, чем остальным, у меня категория «Д» по психиатрии, поэтому лично мои риски принципиально не изменились. Но вообще ментально очень тяжело: со всех сторон нагнетается ситуация: и по линии ЛГБТ идёт запугивание (несмотря на оптимизм Толкачёва и Кочеткова, я всё-таки к этому чувствителен), и по линии боевых действий, и новые репрессивные уголовные статьи… Всё, что меня сейчас спасает — это моё пидорское микро-сообщество, с которым я могу делиться своими переживаниями, валидировать их.

И я очень грущу, что оно такое маленькое. Что здесь, в Москве, не сложилось таких пространств, как «Действие» в Питере, где люди бы целенаправленно создавали эти сети поддержки, но ещё больше я боюсь за людей, которые вообще от этого оторваны. Сложно представить, каково быть закрытым геем, окружённым только людьми, поддерживающими СВО, да ещё и годным к военной службе…

Олег, студент и активист

«Сколько ещё людей он отправит на смерть» — мои первые мысли. Я не был ошарашен, все этого ждали. Но при этом воспринял очень эмоционально. Так как количество смертей, неизбежных смертей возрастёт многократно. Наше государство снова делает то, что оно умеет лучше всего —  ломает жизнь, рассказывая сказки про Родину.

Думаю, что он (Путин) будет убивать пока находится у власти. Так что всё это крайне серьёзно. И хоть я сам нахожусь во второй категории призыва, я всё ещё в опасности. Поскольку вряд ли это закончится быстро — рано или поздно за мной придут.

И как оказалось, я был прав. Источник из военкомата сказал, что они составляют списки всех от «А» до «В», делают цифровую копию и отдают тем, кто раздаёт письма «счастья». Так что сейчас я вынуждено переезжаю, возможно придётся уехать из страны. На что жить пока не знаю, всё это ужасно. Тем не менее воевать я ни в коем случае не пойду. В случае чего просто соберу все свои силы в кулак и пойду в тюрьму, если не успею сбежать.

«Шок, тревога и попытка осознать  произошедшее». ЛГБТ-люди о мобилизации.

Иан, студент и активист

Реакция (на мобилизацию) была смешанная. Я ожидал этого и не слишком был удивлен, но всё равно был в шоке от этого, так как это всё звучит ужасно и очень бредово. Это максимально серьезно. Мобилизация по-видимому нифига не частичная — мобилизуют вообще всех, кого могут.

Повестку получить я не хочу, однако по факту я являюсь студентом с отсрочкой и более того имею довольно сильные проблемы со здоровьем. Поэтому на фронт меня отправить скорее всего не получится. Но если вдруг они попытаются, то мне придется либо бежать, либо прятаться…

Итиль Тёмная, блогерка и активистка

Объявление о мобилизации — как повторное переживание февраля. Ни то, ни другое не было сюрпризом. Но шоком всё равно стало.

Я была на работе, до вечера не заглядывала в телефон. Как только вышла на улицу, обнаружила лавину непрочитанных сообщений. В том числе объявление о митинге на площади. Мне как раз нужно было в ту сторону, я обязана была посмотреть.

На площади почти никого не было. Это меня тоже не удивило, и не думаю, что это означает равнодушие.

Гражданскую активность в России не просто подавляют на акциях, её ещё и душат в остальное время. Например, во Владивостоке более популярной была не практика показательных задержаний, а задержания отложенные — когда людей распознают, приходят домой, или мониторят соцсети отыскивая что-нибудь запрещённое.

[adrotate group="1"]

На площади почти не было людей. Но мобилизацию обсуждали в автобусе. На улицах. В кафе. В рабочем чате. На лицах — сложное выражение. Я приехала домой, а у меня в зеркале оказалось такое же лицо. Эмоционально я до сих пор чувствую себя подавленной. Так и хожу со сложным лицом. Стараюсь не скатываться в думскроллинг. Слежу за тем, выпускают ли условных мужчин из страны, куда и как можно уехать, какие самые актуальные инструкции при получении повестки.

Я не злорадствую над людьми, которые до сих пор думали, что война их не касается. Я бы предпочла, чтобы она их и правда никогда не коснулась.

«Шок, тревога и попытка осознать  произошедшее». ЛГБТ-люди о мобилизации.

Antony Sπyros, журналист

Новость о «могилизации» не стала для меня шоком. Все, кто следит за реальной обстановкой на фронтах и черпает информацию не из роспропаганды, понимали, что рано или поздно режим пойдёт на этот шаг. У него вообще пространство возможностей сворачивается в воронку, и каждый его следующий выбор сколь туп, столь и предсказуем.

Куда интереснее была реакция людей. Вчерашние патриоты и «вне политики» пережили то, через что таким, как я, пришлось пройти в феврале-марте. Но на разных основаниях.

Для меня всё это стало шоком в первую очередь этическим.

Мне было мучительно стыдно за то, что творит государство, паспорт которого лежит у меня в кармане. Стыдно за то, что мы, немногие нормальные люди в этой стране, никак этому не помешали. Мне было жалко каждого погибшего украинца и каждый разрушенный там дом. По моим эмпатическим нейронам прошёл такой разряд, что сложно было собрать себя заново.

А эти люди почувствовали нечто схожее лишь когда это коснулось их собственной шкуры. Они не хотят умирать на этой бессмысленной и обречённой войне. Они хотят сохранить привычный образ жизни и комфорта. Они переживают за себя, а не за других.

Что касается моей собственной реакции, то я прорабатываю сценарии поведения ещё с февраля. Пока всё не так страшно. В первую волну мобилизации я не попадаю, а до второй это государство может и не дожить. Если всё же призовут, то, разумеется, не пойду ни под каким предлогом. По закону у меня есть основание отказаться от службы и остаться дома при любом раскладе.

Но законность в России — понятие сомнительное, так что рассматриваю и худшие варианты. Например, меня ловят, насильно забривают и отправляют на войну. В таком случае остался бы лишь один категорический императив: я не буду стрелять в украинцев. А был бы это позитивный вариант сдачи в плен или более печальный — нанести максимальный урон и забрать с собой на тот свет побольше путинистов, пришлось бы решать по обстоятельствам.

Владислав Крылов, книжный квир-блогер (канал: KRYLOV 📚 🏳️‍🌈)

Первая моя реакция на всё это — никакая. Для меня это не было каким-то сильным удивлением и шоком. Я понимал, что всё к этому идёт. Даже в какой-то мере ощутил радость, поскольку я изначально думал, что будет объявлена всеобщая мобилизация, а не частичная.

Но вообще я уже давно свыкся с тем, что всё это рано или поздно произойдёт. Да и последняя неделя ясно показывала, что всё именно к этому и движется. Что будет дальше? По всей видимости будет всеобщая мобилизация.

Среди моих родственников есть люди, которым грозит эта частичная мобилизация. В случае полной мобилизации мне некуда будет убежать. Да и мне кажется, что наши власти что-нибудь придумают — уже сейчас есть разные обсуждения на тему того, что если ты откажешься от мобилизации, то тебя лишат гражданства и не только… В общем, в случае полной мобилизации — я буду мобилизоваться.

Россия во время мобилизации

Ситуация действительно очень тревожная. Сейчас в России объявляются акции протеста против введения мобилизации и вчера во многих городах люди выходили на центральные площади, чтобы выразить свой протест.

Увы, полицейские довольно жёстко реагировали на эти протесты и активно задерживали людей. По последним данным было задержано 1335 человек на акциях против мобилизации (данные правозащитной организации «ОВД-инфо»).

Ранее мы выпускали материал, в котором подробно разобрали, чего ждать от этой мобилизации и кто может попасть под неё. Если вы ещё не читали эту статью — настоятельно рекомендуем ознакомиться с ней. 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

[adrotate group="5"]

Не пропусти самые интересные статьи «Парни ПЛЮС» – подпишись на наши страницы в соцсетях!

Facebook | ВКонтакте | Telegram | Twitter | Помочь финансово
Яндекс.ДЗЕН | Youtube
БУДЬТЕ В КУРСЕ В УДОБНОМ ФОРМАТЕ