Максим Дрожжин: Покупка «движимости»

Максим Дрожжин

Максим Дрожжин написал об опыте секса за материальное вознаграждение. Его новая история посвящена клиенту, который платил за встречи и спустя какое-то время влюбился парня по вызову.

«В домофоне раздался его приветствующий голос: «Я слушаю!». «Это Максим», — сказал я в микрофон. «Какой Максим?», — слышалось удивление в голосе. И тут я вспомнил, что сейчас я Валера — рабочее имя. Я напрягся. Как же я мог забыть про тайну своего имени?! «Да я шучу! Это я, Валера!», — громко засмеялся я. Мне перехватило дыхание. Какой позор! Я приехал к нему девятый раз. Такое фиаско с первой же секунды. Войдя в лифт, я собрался с мыслями, настраиваясь на игру. Достал из рюкзака таблетку «Силденафила» и проглотил не запивая.

«Я никак не мог привыкнуть к его взгляду»

Восемнадцать этажей спустя мы уже обнимали друг друга на пороге. Я говорил о том, как скучал по нему (назову его Игорем) и как рад встрече. Он широкой улыбкой приглашал меня на кухню. Несмотря на поздний вечер, мы пили кофе. Одаривая Игоря комплиментами, я настойчиво расспрашивал его о секретах вечной молодости, зная, что в этом возрасте данная тема приобретает форму культа.

«39!», — почти выкрикивал я на рассказ об очередном испробованном методе Игоря ухода за своей внешностью. Игорь был 53-летним мужчиной невысокого роста. Седые волосы, небольшой живот, проколотое морщинистое левое ухо без серьги и заросшая волосами татуировка тигра на груди, глядящая на меня из-под выреза на халате. Я никак не мог привыкнуть к его взгляду.  Он смотрел на меня так, будто всё про меня знает, но молчит. «Может быть, ему тоже нравится эта игра?» — думал я.

Мне пришло сообщение в соц. сетях. Я взял телефон, чтобы выключить звук уведомлений. Игорь громко произнёс: «Макс! Ну сколько можно?!». Я посмотрел на него широко раскрыв глаза и залившись краской. Он кричал на кота, залезшего на стол. Паника сменилась улыбкой. «Что за ирония?», — подумал я. Кота зовут Макс. Почему я об этом узнал только сейчас?

«С того дня, как я стал Валерой»

Спустя полчаса, я чувствовал действие «Силденафила». У меня всегда от этих таблеток закладывало нос до тех пор, пока я не испытывал оргазм. При мысли о сексе мой член наполнялся кровью. Я начал их пить с сентября. С того самого дня, как стал Валерой. Мужчины, которые меня не возбуждали, желали моего активного поведения в интимной близости. Но у меня не получалось управлять своей эрекцией с малоприятными мне людьми. Тогда-то я и начал пользоваться таблетками, помогающими избегать неудач с мужчинами 50+.

Мы пошли в комнату с большой кроватью. Я нагой расположился в центре постели в позе Олимпии (картина Мане), полюбившейся мне с тех пор, как я начал торговать своим телом. Как поётся в песне Максима Леонидова про студента — «мученик науки». Очное образование не даёт стипендии достаточного размера для достойной жизни во время обучения.      

Игорь опять меня фотографировал своей камерой с десятью мегапикселями на андроиде, уродующей мою внешность. Потом, как обычно, он садился рядом, показывая снимки на экране, и будто бы по секрету говорил о моей красоте. Следом, по привычному сценарию, он отложил телефон в сторону и, сняв халат, лег рядом. Мы игриво переглядывались. Я гладил его тигра на груди. Осыпая друг друга снегопадом поцелуев, мы перешли в позу L’amour croise (поза валета). Мой член не выдавал брезгливости к этому мужчине.

Я производил впечатление довольного компанией человека. Он лежал на животе, я бился бёдрами о его ягодицы, когда он, издавая стоны, прошептал: «Валера, я люблю тебя! Переезжай ко мне жить». Я был уверен, что это эмоциональная гипербола, обусловленная bon ton (хорошими манерами) и не предал этому особого значения.

«Любовник или постоянный клиент?»

«Он сегодня много меня целовал», — думал я, стоя в ванной, полоская рот перекисью водорода. Я смотрел на себя в зеркало, рассматривая лицо. «Я проститутка? Или ещё нет?», — спрашивал я себя. «Где эта грань? Игорь мой любовник или постоянный клиент?». Мы познакомились с ним через объявление на сайте знакомств. Он был в моей жизни первым человеком, заплатившим мне за секс. В объявлении я написал, что я студент, ищущий подработку по вечерам. Он предложил мне сделать в его квартире уборку. И главным условием было то, что я должен был наводить порядок совершенно голым. Меня это не смутило, так как я остро нуждался в деньгах.

Когда я приехал, то обнаружил что его квартира была чиста и пахла свежестью. Он предложил мне вымыть пол. Раздетый и отчаянный я мыл его чистый пол. Он сидел в кресле, потягивая шампанское из бокала. Я боялся на него посмотреть и увидеть во взгляде «похоть». Не удержавшись, я поднял глаза и обнаружил, что мой надзиратель читает книгу. «Как странно!», — подумал я. Он ничего не требовал. Уже через десять минут я ехал домой с оговорённой заранее суммой. Он меня этим «зацепил» (своим безразличием). Во время второго моего визита, я сам настоял на сексе. Наши встречи с тех пор были регулярны. Стал ли он моим постоянным клиентом? Скорее всего, это я стал его «постоянником».

[adrotate group="1"]

Он ждал меня на кухне в своём бежевом халате. Я робко сел напротив. Игорь взял меня за руку и сказал: «Ты можешь мне сейчас не отвечать. Прошу тебя, останься у меня ночевать». Я испытывал замешательство. Значит он серьёзно говорил во время секса. Я не хотел с ним спать в одной постели. Я переиграл свою роль. Я влюбил в себя этого одинокого мужчину. Я не ведал границы своего бесчестия. Таким слабым и ранимым я его видел впервые. «Я заплачу тебе больше», — добавил он. Нет, я над ним не издевался. Я всего лишь поддался своему алчному существу. И обнимал я его во время сна из жалости.

«Двум Максам здесь не место»

Проснулся я в одиннадцать часов от Макса — кота, который начал играть с мячиком, вероятно, специально купленным для него. Я был один в квартире. На столе лежали деньги, ключи и записка. «Как это не современно!», — подумал я. Ведь он мог написать смс-сообщение. Вероятно, ему захотелось придать этому  интимности и романтичности. «Оставь эти ключи у себя. Ты можешь приезжать в любой момент», — было написано на бумаге. Я испытал психологическое давление. Ведь я его не любил. Но, с другой стороны, это была неплохая  возможность улучшить финансовое положение.

Сидя на кровати, я пил кофе и гладил Макса. На миг я представил, что живу в этой квартире и жду, когда вернётся Игорь. И что? Снова играть Валеру? Даже если он узнает, как меня зовут? Он познакомил меня со своими чувствами из-за возраста? Или, точнее, из-за страха отсутствия перспектив в личной жизни? Хотя, с другой стороны, разве я так плох, что не могу понравиться человеку? Я представил себя на его месте. Влюбиться в проститутку не лучшее, что может произойти с человеком. Может быть ему в принципе нравятся люди с низким социальным статусом?

Мы часто спорим о вызовах. Но нам не удаётся до конца оценить такое явление как покупка любви. Это стало частью менталитета — «за все нужно платить». 

Я крепко обнял кота, зная, что мы больше не увидимся. «Двум Максам здесь не место», — сказал я ему, улыбаясь. «Страшно совершать ошибки, но ещё ужаснее не делать выводы»,- промелькнуло в голове. Я бросил ключ в почтовый ящик.

Не кажется ли мне что я сбежал? А кто сказал, что сбегать это плохо?

Максим Дрожжин

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

[adrotate group="5"]

Не пропусти самые интересные статьи «Парни ПЛЮС» – подпишись на наши страницы в соцсетях!

Facebook | ВКонтакте | Telegram | Twitter | Помочь финансово
Яндекс.ДЗЕН | Youtube
БУДЬТЕ В КУРСЕ В УДОБНОМ ФОРМАТЕ